Чайкины страдания

Татьяна Орлова

«Чайка», самая загадочная пьеса Чехова, как оказалось, является одной из самых популярных в мире. Однажды выяснили, что каждый вечер на всех мировых сценах идет 40 «Чаек». Сегодня только в Минске «Чайку» играют в трех театрах.

kupala_1

«Чайка». Национальный театр имени Янки Купалы.

Что происходило с «Чайкой» за сто лет ее сценической истории? Первый показ в петербургском Александринском театре так покоробил Чехова фальшивой актерской игрой и напыщенной театральностью, что он поклялся вообще больше не писать пьес. Только позже умные головы объяснили этот неслыханный провал неподготовленностью режиссуры и  актеров к освоению новых принципов чеховской драматургии.

Положение театра в то время было ужасным. Застой. Мещанство. Ромен Ролан утверждал, что сцены Европы похожи на публичный дом. И сам Чехов говорил, что актеры на целых 75 лет отстали в развитии от русского общества. Спасти положение должна была новая драма, которую связывали с творчеством Стриндберга, Метерлинка, Гауптмана, Шоу. И Антона Павловича Чехова.

Первый успех «Чайки» был связан с деятельностью Московского художественного театра, принципиальной борьбой его лидера Константина Станиславского с ложным пафосом, декламацией, актерским наигрышем. Утверждалось главное требование чеховской эстетики — «интеллигентность тона», что преобразовало мировую сцену и сделало «Чайку» пьесой времени.

Театр-посредник между автором и зрителем. Стоит помнить, что у классиков всегда есть свои внутренние законы и с ними надо считаться. Провал и успех могут чередоваться. Первое происходит от вялости постановочного мышления. Второе возникает тогда, когда режиссеры и актеры занимаются тонкой психологической разработкой характеров и доискиваются до природы чувств.

«Если бы знать!» — восклицал когда-то Чехов. Где уж ему было знать, что станет твориться с его пьесами через сто лет! Весь двадцатый век театры старались по возможности представлять зрителям чеховские произведения так, как задумал сам Чехов и на практике осуществлял Московский художественный театр. Пришли другие времена, и новые поколения по-своему стали смотреть на классику. Приблизительно так, как смотрят молодые на заслуженных стариков. Признают почтенный возраст и заслуги, правда, с долей скептицизма. До поры не хотят перенимать их опыт, слушать советы. Очень хочется все делать по-своему, особенно беззаботно смеяться над серьезным, иронизировать по поводу нежных чувств и старомодных убеждений. Все это в искусстве называется новым взглядом и стилем.

Новый взгляд имеет право быть. Это естественно. По поводу нового стиля хотелось бы порассуждать подробнее.

За Чехова всегда борются истинные театралы и просвещенная интеллигенция, не дают в обиду учителя, вузовские педагоги. Да и сами тексты сопротивляются кавалеристским наскокам продвинутых режиссеров, потому что главное у Чехова — мудрый психологический подтекст, который никогда не раскроется глупому и необразованному.

«Свадьба». Национальный театр имени Янки Купалы.

В последние годы спектакли по Чехову вызывают бурные дискуссии. Не стал исключением и нынешний сезон. А началось все в 2009-м с русско-белорусского проекта «Свадьба» в Национальном театре имени Янки Купалы. Постановочная бригада из Москвы вместе с режиссером Владимиром Панковым испытывали актерскую труппу Купаловского театра на умение играть по-новому, по-современному. (Можно подумать, что прежде здесь играли всегда старомодно?!) На языке театроведов это называется так: произошло столкновение театра представления и театра переживания. Наши актеры с успехом освоили чеховский водевиль в жанре саунд-драмы. Съездили со спектаклем в Москву и в Париж. Получили множество восторженных отзывов, но работа в таком стиле была одноразовой. В дальнейшем всегда вспоминали короткий эпизод со Свадебным генералом в исполнении народного артиста Геннадия Овсянникова исключительно потому, что игрался он средствами психологического театра. Старое в новом и новое зазвучало по-иному.

puppet

«Чайка. Опыт прочтения». Белорусский государственный театр кукол.

Подбросил поленьев в огонь критики Белорусский государственный театр кукол. Главный режиссер Алексей Лелявский с пятилетними перерывами создавал свою чеховскую трилогию: «С Парижем покончено!..» («Вишневый сад»), «Чайка. Опыт прочтения» («Чайка»), «Драй швестерн» («Три сестры»). Эпатажный режиссер, не слишком озабоченный наполняемостью зрительного зала, последовательно разрушал все привычные представления о чеховских героях. Так в «Чайке» он вообще объединил Тригорина и Треплева одним исполнителем, вывел множество маленьких, смешных, нелепых человечков, с которыми взрослые актеры играют как дети с куклами. Птицу чайку легко убивают простой мухобойкой. Тригорин ловит на удочку крокодила. Нина выслеживает его, сидя на дереве. Есть и огромное красное ружье, что обязательно должно выстрелить в финале. Фарс, да и только.

В Республиканском театре белорусской драматургии появилась «Чайка» на свежем воздухе. Режиссер Валерий Анисенко вырыл колдовское озеро у себя на даче, соорудил летнюю сцену и амфитеатр для зрителей. На спектакль публику привозили на автобусах, потчевали легким фуршетом.

baltdom

«Чайка». Театр-фестиваль «Балтийский дом». (Санкт-Петербург, Россия).

На фестиваль «Панорама» приехала сюрреалистическая «Чайка» литовского режиссера Йонаса Вайткуса из Санкт-Петербурга, а этой осенью другой литовский режиссер Оскарас Коршуновас своей «Чайкой» примирил новаторов и консерваторов. Эта работа на сайте «Театральная Беларусь» в результате опроса критиков была названа спектаклем-событием, когда возникает новый взгляд на мир. Возможно, он завел маховик интереса именно к этой пьесе.

В Молодежном театре выпускник Школы-студии МХАТ Искандер Сакаев решил встряхнуть не испорченную знаниями в театральной сфере публику вовсе не деревенской пасторалью, а собственной сценической редакцией текста, пластической, световой, звукошумовой партитурой, целлофановым материалом и бесчисленными стульями. Называется сие действо «Чехов. Комедия. Чайка». Можно назвать и по-другому. Например, «Чехов. Балаган. Чайка» или «Чайка. Чучело. Новые формы». Не смутил даже монолог Поприщина из гоголевских «Записок сумасшедшего». Безумства и игровая стихия хорошо понятны молодежи. Главное, все довольны: и театр, и зрители. В кассе, говорят, лишних билетов нет.

«Чехов. Комедия. Чайка». Белорусский государственный молодежный театр.

В довершение премьера «Чайки» на сцене Театра имени Янки Купалы. В кого выстреливает знаменитое чеховское ружье в постановке Николая Пинигина?

Каждое время выбирает в пьесе что-то свое. Сегодня мы обнаруживаем свободу по отношению к «Чайке» и традициям ее толкования. В записных книжках Чехов написал о «Чайке», что обнаружить новое и художественное могут только наивные и чистые. Наверное, он ошибался. Так бывает не всегда. Ясно одно: надо приближаться к «Чайке» со своей трактовкой, которая не искажает и не опрокидывает пьесу навзничь, а ищет ключи к разгадке ее тайн. При любом типе художественного мышления нельзя исключить ненависть Чехова к пошлости, споры о назначении искусства, проблемы поиска смысла жизни и непонятно почему обозначенный жанр — комедия.

Вообще-то, комедия человеческой жизни не очень смешна. Скорее драматична. Выжимать из зрителя смех ради обозначения жанра — комедия — вряд ли продуктивно. Пьесой надо заболеть, испытать душевную потребность ставить именно «Чайку» и что-то важное этим сказать. Иначе появляется множество случайных частных режиссерских изобретений, о которых очень точно сказала замечательный русский критик Наталья Крымова: «В чеховском мире современных режиссеров что-то не столько привлекает, сколько раздражает». Мне думается, что именно желание идти наперекор чеховской проблематике руководило режиссером Николаем Пинигиным. Он не требовал от актеров никакого погружения в душевные переживания героев. В монологе Нины Заречной о мировой душе он узрел грядущий апокалипсис, крах всех земных ценностей, превращение действующих лиц «Чайки» в монстров. От света и надежды все приходят к трагедии потерь. Никакой преобразующей энергии театра не выплескивается в зрительный зал.

«Чайка». Роман Подоляка (Тригорин). Национальный театр имени Янки Купалы.

Насколько нужна сегодняшнему зрителю еще одна вселенская катастрофа? Возможно, стоит поразмышлять о совпадении чеховского и нашего сегодняшнего духовного опыта. Вряд ли взволнуют и заденут за живое события, происходящие в усадьбе Сорина. Ее мелкие жалкие обитатели неспособны любить, насмехаются над собственными судьбами, ищут оправданий своей бездейственности. Театр обязан проанализировать, почему так происходит. Чехов что-то там закодировал. Отдать пин-код и получить доступ к новой информации обязан театр.

Возможно, по причине новых реалий времени уже никого не удивишь появлением в жизни людей XIX века ноутбуков, видеокамер, киноэкрана, сложного видеоконтента, сложной компьютерной установки. В спектакле Пинигина все это есть, благо нынешняя оснащенность купаловской сцены позволяет творить чудеса.

Однако постановщик не переносит действие пьесы в сегодняшний день. Он оставляет ее в том далеком времени, а следовательно, надо хотя бы немного придерживаться его примет и реалий. Вряд ли доктор Дорн полезет на голубятню, чтобы оттуда вести диалог. Маша, бедная провинциальная девушка, не станет курить в доме любимого ею Треплева. За ужином и игрой в лото приезжие гости не станут сидеть за семейным столом в пальто и шляпах. Заречная, выслушивая откровения Тригорина, не возьмется снимать его на видеокамеру. Свою ревность Полина Андреевна не выявит дракой. Аркадина и Треплев, мать и сын, все же связаны любовью и не решаться стрелять друг в друга. И так множество всевозможных мелочей, в том числе касающихся перевода на белорусский язык.

«Чайка». Анна Хитрик (Нина Заречная). Национальный театр имени Янки Купалы.

Птица чайка, которую за крыло волокут по сцене, похожа на аэроплан.

Поднимается занавес, открывая узкое пространство, зашитое с трех сторон досками. Разномастные стулья, столы, предметы багажа. Две непривычные детали оформления: большая бочка с водой и выступ в стене, к которому прислонили шаткую лестницу. В бочке главная героиня Аркадина будет «мочить» главного злодея Тригорина, приводя его к выводу, что нет у него своей воли. По лестнице поднимется немолодой доктор Дорн и будет оттуда вести душеспасительную беседу, держа в вытянутой руке антенну, похожую на колядную звезду. Влюбленные Тригорин и Нина Заречная разгуливают в белых махровых гостиничных халатах, которые весьма удобны для обнажения торса. Маша не нюхает табак, как у Чехова, а смалит сигаретки и пользуется зажигалкой. Виктор Манаев в роли Сорина не забывает, что он комедийный артист и извлекает юмор из любой ситуации. Аркадина все время помнит, что она известная актриса и не говорит ни одного слова в простоте, фальшиво играет и в горе, и в радости. Учитель Медведенко в исполнении Андрея Дробыша ходит на цыпочках, подобострастно согнувшись в талии, словно мелкий чиновник, и непонятно как такого боязливого педагога воспринимают его ученики.

В спектакле Пинигина очень многое решают актерские индивидуальности. Два состава — два разных спектакля. В любом театре есть артисты, созданные для пьес Чехова, но их умение передавать потаенный драматизм редко обнаруживают режиссеры и отдают чеховские роли совсем другим, а те не умеют открыть скрытые ресурсы литературного материала.

Так Тригорин у Романа Подоляко просто молодой легкомысленный юноша рядом со зрелой и по-женски опытной Заречной в исполнении Анны Хитрик. Тригорин у Павла Харланчука постоянно демонстрирует, что он писатель и что-то там, как начинающий журналист, записывает. Поэтому ему некогда увлечься молодой и красивой Заречной—Гарцуевой, которая уже все умеет и ей не надо гадать о том, стоит ли идти в актрисы.

«Чайка». Александр Казелло (Треплев). Национальный театр имени Янки Купалы.

Чехов автобиографически «расщепил» себя между тремя героями — Тригориным, Треплевым, Дорном.

Дорн — интеллектуальный центр пьесы, умница-немец. Всего этого и близко не проглядывается в бесхарактерном русском раздолбае, которого играет Игорь Сигов. Полина Андреевна — личность неприметная, и не столь агрессивная, как у Елены Сидоровой. И только Маша, «вторая чеховская женщина», «черная чайка» в исполнении Виктории Чавлытко — единственная живая душа спектакля. Она естественна, умна в своей жесткости и прозаическом драматизме, никому не навязывает своих страданий и искренне заслуживает сочувствия. Однако пьеса не только о ней.

Известно, что Чехов заложил в пьесу «пять пудов любви». О ней докладывают зрителю во фронтально выстроенных мизансценах. Ни теплого соприкосновения на сцене, ни нервной энергетики не сбрасывается в зрительный зал. Зато все ссорятся, дерутся, кричат. В пьесе Чехова застрелился Треплев. В купаловской «Чайке» звучит не менее десяти выстрелов. Стреляют мать и сын. В какой-то момент кажется, что все готовы перестрелять всех, хотя и нет в руках оружия. Стрелялки детские — сложенными пальцами правой руки. Зачем?

В письме к великому Всеволоду Мейерхольду, который играл Треплева, Чехов советовал:

«Не быть резким в изображении нервного человека. Ведь громадное большинство людей нервно, большинство страдает, меньшинство чувствует острую боль, но где — на улицах и в домах — вы видите мечущихся, скачущих, хватающих себя за голову. Страдания выражать надо так, как они выражаются в жизни, т. е. не ногами и не руками, а тоном, взглядом; не жестикуляцией, а грацией. Тонкие душевные движения, присущие интеллигентным людям, и внешним образом нужно выражать тонко. Вы скажете: условия сцены. Никакие условия не допускают лжи». Из этого очевидно, где тонко, там и рвется. Стоит прислушаться к автору.

Спектакль начинается с драки и заканчивается неотвратимой катастрофой с кадрами японской Фукусимы. Апокалипсис. Чехов в «Чайке», возможно, прогнозировал его через 200 лет. Но он не предлагал накрыться простыней и ползти в сторону кладбища, а напоминал постоянно о вере и цели. Прошло полсрока — сто лет. И совсем не хочется уже сегодня думать о неизбежном.

Фотографии предоставлены театрами.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s