Сэра не заменишь сыром

«В маленькой усадьбе» Станислава Виткевича
Режиссер Саулюс Варнас
Могилевский областной драматический театр

Татьяна Орлова

Наталья Колокустова (Анета).

Наталья Колокустова (Анета)

Странное ощущение остается после этого спектакля. Почти непонятен сюжет. Невозможно пересказать, предложенную нам историю, хотя много любви и смертей. Действующие лица не похожи на реальных людей, они все как будто потусторонние. Даже их имена с трудом запоминаются. Много пластики, звуков, масок, бутафории, роскошных костюмов. Все очень красиво. Спектакль идет почти два с половиной часа, что непривычно для сегодняшней торопящейся публики, но она не расходится. Спектакль и потом не отпускает тебя день, два, неделю, месяц, заставляет разгадывать свои чудеса. Что же такое удивительное снова сочинили в этом Могилеве, спрятав под неприметным названием «В маленькой усадьбе»?

Не побоюсь заявить, что драматический театр города Могилева уже более полувека может претендовать на то, чтобы называться столицей театральной жизни Беларуси. Вот только короткие вехи его истории. В 70-х годах прошлого века здесь работал главным режиссером талантливый молодой Юрий Мироненко. На его спектакли съезжались театральные критики из Москвы. Его эстафету перенял не менее одаренный Валерий Маслюк, которого быстро переманили в Минск, и дальше он сделал блестящую карьеру. Здесь начинал как режиссер драмы ныне известнейший в Европе кукольник Олег Жюгжда. Он поставил оригинальную белорусскую версию «Тристан и Изольда», спектакль, который потряс публику многих фестивалей. Не слишком успешно, но заметно и скандально осуществляли свои первые опыты на могилевской сцене, ныне востребованные за рубежом Евгений Корняг и Екатерина Аверкова.

Галина Лобанок (Анастасия).

Галина Лобанок (Анастасия).

Второй сезон работает главным режиссером литовец Саулюс Варнас, поменявший уютный дом и работу в Вильнюсе на съемное жилье и непростой коллектив в Могилеве.

Ничто не проходит зря. То, что накоплено, достается совсем новым поколениям, хотя и не передается из рук в руки. Предположу невероятное: есть какая-то мистика в этом стариннейшем могилевском театральном здании. Оно словно впитывает в себя энергию поиска, эксперимента, обозначая пути к созданию в нашей стране нового театрального языка. То, что в свое время только нащупывали Мироненко, Маслюк, Жюгжда, вырвалось за пределы Могилева и Беларуси. Уже четвертый поставленный здесь спектакль Саулюса Варнаса претендует на новые формы и новую театральную эстетику.

Сейчас в театре мода на изо-фото-теле-кино эффекты. Театр впустил на сцену почти все. Саулюс Варнас не идет этим путем и может кому-то показаться старомодным. Он ищет свежие резервы в самом театральном искусстве, его главный источник удивления — актер.

Александр Кулешов (Кузен).

Александр Кулешов (Кузен).

Спектакль «В маленькой усадьбе» сделан по пьесе польского драматурга Станислава Виткевича, чьи произведения почти неизвестны театрам Беларуси. Они связаны исключительно с европейскими сценами и прежде всего с Польшей. Автор пришел в театр от живописи и сформулировал «теорию чистой формы», за что его назвали предшественником абсурдистов. Итак, его не интересуют конфликты нормальных людей и психологические мотивы поступков. Он призывает держаться подальше от жизни, не доискиваться до логики поведения. Трудно определить чего больше в творчестве Виткевича — литературного таланта или философской созерцательности. Именно это, последнее, определяет существование его пьес в пространстве сновидений, а его героев делает похожими на безумцев. Сплошная метафизика. В снах что только не привидится!

Василий Галец (Отец).

Василий Галец (Отец).

Виткевич стоял у истоков нового театра ХХ века и писал так: «Нужно, чтобы после выхода из театра у зрителя оставалось впечатление, что он пробудился от какого-то причудливого сна, внутри которого самые обычные вещи вдруг обретали странное очарование».

Зритель, который узнает все это о Виткевиче, сразу поймет, почему в могилевской постановке существуют и очаровывают все отклонения от классической модели построения спектакля. Увлечение мистикой, характерное для первой половины ХХ века (именно тогда и начал писать Виткевич), вернулось по-своему в наш ХХІ век в несколько измененном более трезвом виде. Мистицизм опирается на очень субъективное изучение и толкование явлений при помощи расширенной интуиции. Это и демонстрирует в режиссерском решении Саулюс Варнас. Он предлагает декаданс, характерный для русской культуры, что проявляется в манере поведения актеров, костюмах, придуманных Юрате Рачинскайте. Иногда это талантливая пародия на декаданс. Да и мистика, нам людям ХХІ века, кажется похожей на сказочную. В театральном языке спектакля щедро используются духовные практики Востока, медитация, ритуальные формы. Четыре акробата по перилам лож из зала двигаются на сцену и далее совершают там множество трюков. В актерском исполнении преобладает гротесковая резкость. Как во всех спектаклях Варнаса замечательны все актерские работы, но кто-то обязательно становится лидером. Так в «Тарелкине» по-новому открылся Николай Романовский, во «Фрекен Жюли» — Елена Кривонос, в «Женитьбе» — Руслан Кушнер, «В маленькой усадьбе» — Александр Кулешов.

Сцена из спектакля.

«В маленькой усадьбе» Станислава Виткевича. Сцена из спектакля.

Театр живописен всегда и похож на щедрый красочный карнавал. Но здесь происходит «театрализация» театра, что проявляется в музыкальной форме речи, почти танцевальных жестах, роскошных архитектонических мизансценах. Щедрое белорусское барокко. Мистика. Фантастика. Гротеск. Невозможность пересказать с помощью слов. Охи. Вздохи. Жестикуляция. И все согласно тексту Виткевича и художественному методу Саулюса Варнаса: субъективная деформация действительности.

Нужен ли сегодняшнему зрителю областного города такой спектакль? Вопрос, который очень волнует руководство театра. Тот, кто привык к легкому и понятному, возможно, возмутится и потребует вернуть деньги за билет. Мне представляется конструктивным другой вариант: гордость за то, что театр скромного города первым освоил труднейшую эстетическую форму и показал работу высочайшего художественного уровня, которой сегодня нет ни на одной белорусской сцене. Если что-то осталось непонятно, можно прийти на спектакль во второй раз. Мне вроде бы все стало понятно, однако хочется на это смотреть еще и еще.

Фотографии Дениса Василькова

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s