Смена перспективы

Татьяна Орлова

В какой-то мере бессмысленно махать руками вслед ушедшему поезду, но и молчать о том, с чем не согласен, не хочется. Национальная театральная премия распределена. Победителей не судят. Однако думаю, что созданные ими произведения искусства не могут быть неприкасаемыми, как это случалось в давние времена. Тогда нельзя было критиковать народных артистов. Премия – это не охранная грамота. В настоящем искусстве главные критерии – высокий художественный уровень в сочетании с пронзительным содержанием.

01

«Саша, вынеси мусор» Натальи Ворожбит. Белорусский государственный молодежный театр.

Будучи членом жюри театра драмы несу полную ответственность за его решение. Как человек и театральный критик, считаю необходимым высказаться о том, что меня волнует в сложившейся вокруг премии ситуации.

В феврале 2016 года была подписана инструкция о проведении конкурса. С апреля стали поступать заявки от театров. Летом работала отборочная комиссия. К ноябрю сложился список номинантов из 20 спектаклей. Нетрудно подсчитать, что за девять месяцев должны были родиться «премиальные дети», которые могут радовать белорусское театральное искусство, демонстрировать творческий потенциал и быть надеждой завтрашнего дня. Об этом заявляют организаторы – Министерство культуры и Мингорисполком.

02

«Чайка» Антона Чехова. Национальный театр имени Янки Купалы.

Родители – это не только театры, но прежде всего те, кто является главными фигурами современного театрального процесса – режиссеры, сценаристы, композиторы, хореографы. Приняв свое решение, организационный комитет ничего в нем не поменял за столь долгий срок и не услышал подсказок специалистов. Названные родители оказались бесфамильными. Только три номинации: лучший спектакль, лучшая женская и мужская роли. Обезличенная награда за спектакль может достаться кому угодно – спонсору, директору, осветителю, рабочему сцены. Хорошо, если актерам. При этом организаторы конкурса не поскупились на количество премий – целых 19. Опера, балет, музыкальный театр (бывшая оперетта), драма, куклы, спектакли для детей и юношества. В результате лучшую оперу выбирали из трех, балет из двух, оперетту из двух, кукол из двух, детский из трех номинантов. И только в драме список состоял из восьми названий, хотя мог быть длиннее, если бы не поставили задачу уложиться с финальным показом в неделю.

03

«Крейцерова соната» Льва Толстого. Могилевский областной драматический театр.

Были сформированы четыре состава жюри в общей сложности из 40 человек, хотя, сами понимаете, нагрузка была неравномерной. А лучшую постановку по произведению белорусского автора поручили определять наименее загруженному жюри детских спектаклей. Там, конечно же, собрались квалифицированные специалисты – знатоки музыки, живописи, эстетики и только один сценарист, специалист по кино Елена Турова. Практически никто из них не мог ориентироваться в качестве и истории постановок белорусских пьес на сцене, как это сделало бы жюри драмы.

Три новых драматургических текста – «Мабыць?», «Песняр», «Самый маленький самолет на свете» и классика, «Пинская шляхта» Винцента Дунина-Марцинкевича. Критериями должны были явиться оригинальные творческие идеи, которые способствуют развитию национального театра.

04

«Мабыць?» Дмитрия Богославского. Республиканский театр белорусской драматургии.

Вполне уверена, что тексты Дмитрия Богославского в «Мабыць?» и Светланы Бень в «Cамолете» – абсолютно новое исследование характера белорусов и психологии поколений, поиск подлинности и естественности среди фальши. Абсолютно новую трактовку пьесы «Пинская шляхта» предложил добравшийся до столицы Полесский драматический театр, превративший привычный фарс в трагифарс с современным смыслом. Однако победил «Песняр», который держится на всенародной любви к Владимиру Мулявину. Стоило бы трезво оценить пьесу Василия Дранько-Майсюка, которая по существу является сценарием и вряд ли будет еще когда-нибудь иметь сценическую судьбу.

Естественно, что в любом рассказе о любимом певце и музыканте главным героем должна быть музыка, песня. Не вызывает вопросов и право искусства легко переходить границу сна и бытия, жизни и смерти, мечты и реальности. Когда-то незыблемое единство места и времени сегодня кажется просто смешным. Проблема лишь в том, какой способ реконструкции событий можно считать наиболее удачным, чтобы сказать что-то новое об известной личности.

В принципе все это не столь важно для публики, которая хочет еще раз прикоснуться к жизни человека, который вошел в эпоху как историческая фигура. Но избежать фальши и неправды очень трудно, тем более когда еще остаются живые свидетели.

Много лет прошло после смерти Владимира Высоцкого. Звучат его песни. Зачаровывают по-прежнему. И кто только из артистов не пытается петь «под Высоцкого». Иногда даже очень удачно. Все равно, это лишь подражание или более-менее талантливое клонирование, как в известном российском телепроекте «Точь-в-точь».

05

«Песняр» Василия Дранько-Майсюка. Национальный драматический театр имени М.Горького.

В нашем русском театре хорошо поющие актеры. Репертуар строится так, что почти в каждом спектакле востребованы музыкальные таланты. Зритель это ценит. Сейчас музыка и пение комфортнее, чем слова и мысли. Нет ничего удивительного в том, что в спектакле «Песняр» почти после каждой исполненной известной песни в зале звучат аплодисменты. Чей это успех? Театра или Мулявина? К постановочному рисунку спектакля и особенно к пьесе Василия Дранько-Майсюка остаются вопросы. Хотелось бы понять, что было важнее – судьба художника или музыкальная концепция.

Исполненный в жанре мюзикла «Песняр» можно рассматривать как персональный концерт Алексея Еренькова. В программке он заявлен трижды: как автор театральной версии пьесы, автор музыкальной концепции спектакля, исполнитель-вокалист, играющий на клавишных и гитаре. Как человек музыкально одаренный он вполне может сделать собственную сольную карьеру. Поэтому я все-таки отделила бы его личный вклад от усилий всего коллектива театра. В ходе работы над театральной версией постановщик Валентина Еренькова приспосабливала полученный текст к заявленной музыкальной концепции и пошла по пути создания литературно-музыкальной композиции. Этот привычный для концертов жанр исключает стройность сюжета, характеры персонажей и их взаимоотношения. Все намечено пунктирно. Почти невозможно за названными именами великих писателей разглядеть их лицо.

Очень фальшивой выглядит вся обстановка больницы, где в наше время умирает Песняр и врачи-палачи ничем не отличаются от энкавэдэшников середины ХХ века. Объем информации о том, как создаются стихи, какое значение для их создания отведено любви, кто мешает и кто помогает художнику, столь велик, что актеры не успевают его переварить и просто резонируют и прокрикивают текст. Обидно, что для некоторых хороших артистов не определены задачи. Кто такой композитор Толик? В таком ироничном имени персонажа заключено отрицательное отношение. Что может сказать судьбой своего героя Андрей Душечкин? Пейзанка в платочке по имени Нянечка в исполнении Анны Маланкиной похожа на переодетую аристократку. Что делает она рядом с Песняром? Муза или шпионка? Сергей Жбанков – единственный чистый звук. Не столько в смысле хорошего пения. В смысле актерского существования. Чистое лицо. Чистые глаза. Открытость. Наивность. Мало от Мулявина. Но это совсем неважно.

06

«Как я стал…» Ярославы Пулинович. Новый драматический театр.

Сегодня изменилась театральная реальность. Для многих театральным идеалом стало умение сделать все, чтобы зритель пришел отдохнуть и развлечься. Он не отдохнет на шести из восьми представленных спектаклей театра драмы. Отдохнет на двух «Песняре» и «Как я стал…» Немудрено, что они считаются кассовыми. Первый при сложной визуальности. Второй предельно простенький – жизнь на ящиках из-под бутылок. Обидно, что их сближает ее величество массовая культура с ее калейдоскопом ощущений и концертными номерами, когда хочется петь и двигаться, использовать тело, а не голову.

07

«Пинская шляхта» Винцента Дунина-Марцинкевича. Полесский драматический театр (Пинск).

«Иллюзии», «Мабыць?», «Саша, вынеси мусор» – малые формы, которым трудно соревноваться с масштабом и размахом неограниченных возможностей «Чайки» и «Песняра». Своей прямой направленностью к сердечному отклику зрителя они рассчитаны на тихое сопереживание и активный мыслительный процесс. Но если этого нет в твоем житейском опыте, ты можешь заскучать от длинных текстов и отсутствия шоковых режиссерских изобретений.

Сложная мистическая вязь «Крейцеровой сонаты» Могилевского театра, глубинные подтексты «Пинской шляхты», спокойная обывательская обреченность «Фро» брестского театра кукол наполнены интеллектуальной информацией о нашей будущности. Оно даже произнесено устами Льва Толстого и написано бегущей строкой на занавесе: «Так жить нельзя».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s