Noblesse oblige

К итогам четвертого конкурса «Национальная театральная премия»

Галина Алисейчик

Немного истории

Вот уже более пяти лет конкурс «Национальная театральная премия» привносит в нашу жизнь творческие волнения, элементы неожиданности и непредсказуемости, здесь совершаются творческие открытия, и соответственно – закрытия.

Открытием двух первых конкурсов, где театры всех видов соревновались в единой программе, стали победы кукольников, до тех пор считавшихся аутсайдерами театрального процесса. Это открытие для многих было неприятным, были предприняты некоторые усилия, в результате которых единая программа конкурса была отменена вместе с единым большим жюри, носившем гордое название «Театральная академия». Наступил период перемен.

ntp_01

Новацией третьего конкурса было разделение театров-номинантов по родам и видам, причем общественность с изумлением обнаружила, что опера и балет не относятся к музыкальному театру, во всяком случае – в нашей стране. Для них были предусмотрены отдельные номинации и призовой фонд.

Возникло три состава жюри: по музыкальному, драматическому и кукольному театру. Каждое жюри смотрело свою собственную программу, не вмешивалось в дела других, и все было бы хорошо, если бы авторы изменений не сохранили общих номинаций: «лучший спектакль для детей» и «лучший спектакль по пьесе белорусского автора». Дифференцированное жюри не было готово к голосованию по этим номинациям, так как «драма» не смотрела театры кукол, «куклы» не смотрели спектакли драматических театров и т. д., поэтому решение по этим номинациям принималось в обстановке творческой неразберихи и веселой суматохи. Как неожиданность были восприняты общественностью и шесть премий по режиссуре при одной – для театральных художников.

Конкурс 2016

Прошлые недостатки авторами изменений были проанализированы и учтены. На конкурсе этого года было уже четыре состава жюри (есть надежда, что на пятом их будет пять), к вышеназванным добавилось жюри по спектаклям для детей. Что касается неожиданностей, то они не заставили себя ждать. Оказалось, что приз за лучший спектакль белорусского автора, который по значимости должен являться главным на национальном конкурсе, присуждает как раз жюри детских спектаклей. Номинаций для режиссеров, сценографов и композиторов нет совсем. А звание «найлепшы» предусмотрено для семи спектаклей из двадцати, участвовавших в конкурсе. Хотя само слово предполагает единственное число.

В этом году Оргкомитетом конкурса учреждено 19 призов. Нетрудно заметить, что их количество примерно равно количеству спектаклей-участников, так что движение явно идет в сторону раздачи «всем невестам по серьгам».

Странности этим не ограничивались. Инструкция по проведению конкурса не регламентирует количество номинаций, в которых может участвовать спектакль-конкурсант. В программе этого года было представлено пять спектаклей театров кукол. При этом жюри театров кукол было предложено к просмотру только два спектакля для взрослого зрителя. Организаторы мотивировали свое решение тем, что три кукольных спектакля участвуют в конкурсе на лучшую постановку для детей. В то же время многие спектакли соревновались в разных номинациях, но почему-то именно кукольникам было отказано в участии в конкурсе театров кукол. Так, спектакль «Песняр» был представлен в конкурсе драматических театров и одновременно номинировался на лучший спектакль по пьесе белорусского автора, как и «Пинская шляхта», «Мабыць?» и др. Спектакль Могилевского театра кукол «Самый маленький самолет на свете» номинировался в двух конкурсах: спектаклей для детей и постановках по пьесам белорусских авторов. Почему спектакли театров кукол, адресованные детской аудитории, не могли участвовать в конкурсе кукольных театров, осталось вопросом без ответа.

 О программе театров кукол

Итак, в конкурсе театров кукол в этом году участвовали только спектакли для взрослой аудитории.

ntp_02

«Фро» по мотивам одноименной повести Андрея Платонова. Брестский театр кукол.

Спектакли для взрослых составляют меньшую часть репертуара театров кукол, большая его часть традиционно адресована детям. Поэтому программа получилась хотя и интересная, но очень короткая. Она состояла из двух спектаклей: «Фро» Андрея Платонова (Брестский театр кукол, автор инсценировки и режиссер Руслан Кудашов, художник Марина Завьялова, 2015) и «На дне» М. Горького (Могилевский театр кукол, режиссер Игорь Казаков, художник Татьяна Нерсисян, 2015).

Для участия в конкурсе был также номинирован спектакль Гродненского театра кукол «Визит старой дамы» Фридриха Дюрренматта (режиссер Алексей Лелявский, художник Александр Вахрамеев, 2015), но его показ был отменен из-за болезни актера.

Неким вакуумом, некомпенсированной пустотой, ощущалось неучастие в конкурсе этого года Белорусского государственного театра кукол.

Лучшим из двух жюри признало спектакль «Фро». Брестским кукольникам в содружестве с российской постановочной группой удалось передать поэтику рассказа Платонова, совместить нежность чувств с героическим пафосом советских пятилеток. Первое воплощено в главной героине спектакля Фро (Оксана Чивелёва), второе – в ее муже Федоре (Константин Криштапович), которого она так отчаянно и безнадежно ждет.

ntp_03

«Фро» по мотивам одноименной повести Андрея Платонова. Бресткий театр кукол.

Один из главных образов спектакля – железная дорога, ведущая в какие-то неведомые дали, где происходят трудовые подвиги, электрификация страны, куда уезжают, чтобы не вернуться. Основу декорации составляют серые деревянные щиты, напоминающие одновременно и двери теплушек, и товарняки, и пакгаузы. Одинаковость этих щитов, их грубый материал, унылый «немаркий» цвет, гудки паровозов, грохот проходящих вагонов, вся сценическая среда контрастирует с хрупкостью маленьких кукол. Режиссер и художник словно говорят зрителям о том, что великие свершения делали маленькие люди с их хрупкими надеждами и несбывшимися мечтами.

Атмосферу тех лет передают вечера в железнодорожном клубе, сценки в эстетике «Синей блузы», где герои спектакля с радостью поют о невозможности личного счастья: «Белла, чао… Прощай, я ухожу навсегда…». Жертвовать личным ради общего в то время принято было без сожаления.

Большинство сцен актеры играют «живым планом», в куклах показан внутренний мир героев, их потаенные желания, тающие надежды… Одной из лучших актерских работ в этом спектакле было исполнение Иваном Герасевичем роли Отца Фро.

Спектакль «Фро» решением жюри признан лучшим спектаклем театра кукол. Приз за лучшую женскую роль получила исполнительница роли Фро Оксана Чивелёва.

ntp_04

«На дне» Максима Горького. Могилевский областной театр кукол. Фото Елена Юркевич.

Жанр спектакля «На дне» Могилевского театра кукол определен его создателями как экзистенциальная драма и представляет собой довольно свободную версию горьковской пьесы. Обитатели могилевской ночлежки лишены индивидуальных черт, так подробно выписанных Горьким, и напоминают единое отвратительное многоголовое существо, агрессивное, крикливое и злобное. Исключение составляет умирающая Анна, неподвижная кукла которой вынесена режиссером на авансцену. Ее измученное лицо красиво, но ни ее красоты, ни страданий обитатели «дна» не замечают. Смерть здесь более уместна, чем жизнь.

Сатин в этой постановке потерял свой знаменитый монолог о человеке, который звучит гордо, и вместе с ним – положение главного героя спектакля. В режиссерском решении Игоря Казакова на первый план выдвинут образ Луки. Именно Лука в исполнении Николая Стешица является выразителем главной темы спектакля.

Это тема ангельская, напоминание о Божьей помощи, которой не лишен никто и никогда. Лука влетает в ночлежку сверху (откуда еще явиться ангелу?), брякается в «дно», теряя белоснежные перья из крыльев.

Кукла Луки невзрачная, большеротая, лопоухая, лысоватая…Смешно топорщатся крылья за спиной… Не шестикрылый серафим. Что ж, видимо, именно такой заступник и утешитель положен обитателям «дна». И только от них зависит, примут ли они помощь и утешение, посланные им свыше в виде Луки.

Он бесконечно добр, не умеет обижаться, всем готов помочь, всех приласкать, но даже его кротость вызывает раздражение у жителей «дна». Слишком другой, слишком непохож, в его незлобивости они подозревают хитрость и провокацию. И хозяева ночлежки с молчаливого согласия остальных решают изгнать Луку. Божий посланник уходит в ночь, и с ним уходит последняя надежда.

ntp_05

«На дне» Максима Горького. Могилевский областной театр кукол. Фото Елена Юркевич.

Финал спектакля – это появление нескольких фигур в костюмах химзащиты, которые поливают весь этот мир инсектицидами. Такую вот перспективу пообещал режиссер всем, кто разделяет психологию и мировоззрение обитателей «дна».

Приз за лучшую мужскую роль в спектакле театра кукол получил Николай Стешиц за роль Луки.

О концепции

Вернее, об ее отсутствии. Отказавшись от первоначальной идеи Национальной театральной премии, от Театральной академии и единого конкурса спектаклей, авторы изменений не предложили взамен ничего, кроме тенденции к бесконечному дроблению программы. Главное внимание обращено на раздел призового фонда. Количество призов значительно возросло, но доступ к ним ограничился для художников, композиторов, режиссеров, балетмейстеров. В это же время творческие цели конкурса, его художественные приоритеты остаются неясными.

Неопределенность концепции Национальной театральной премии, отсутствие четких критериев профессионального отбора, в том числе – репертуарных, на мой взгляд, и являются источниками той путаницы и недоразумений, о которых говорилось выше.

Цели и задачи конкурса сформулированы в Инструкции о порядке его организации и проведения в 2016 г. общими маловыразительными фразами: «адраджэнне, папулярызацыя, развіццё», «паказ дасягненняў», «павышэнне прафесійнага майстэрства», «падтрымка таленавітай моладзі». Эти слова можно отнести к любому театральному фестивалю, включая смотры художественной самодеятельности.

Очевидно, что статус национальной премии предполагает совершенно иное значение и место белоруской драматургии в афише конкурса. Там должна быть представлена и классика, и современная пьеса. Проблема создания оригинального репертуара должна широко обсуждаться и пропагандироваться всеми возможными средствами, в том числе – мотивироваться Национальной театральной премией. Интерес к этому конкурсу сохраняется, и его возможности надо более эффективно использовать для развития белорусского театрального искусства.

Noblesse oblige, положение обязывает. Название конкурса звучит гордо, и методы проведения должны ему соответствовать.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s