Еще раз про ушедший поезд, или Кто за все в ответе?

Татьяна Орлова

Страсти и споры вокруг театральной нацпремии не утихают.

Определив условия конкурса и опубликовав Инструкцию о его проведении, Министерство культуры не услышало и не приняло во внимание прошлые ошибки, сегодняшние советы и даже возмущение некоторых деятелей театра. Речь идет о номинациях.

p2_01

«Фро» по повести Андрея Платонова. Брестский театр кукол.

Современный театр можно назвать сверхрежиссерским. Это подтверждают все без исключения спектакли драмы и кукол. Сегодня можно говорить о том, что даже в музыкальном театре режиссерские концепции стали намного весомее, чем прежде. Режиссер сочиняет, шокирует, возмущает, притягивает. В конечном счете, именно он отвечает за конечный продукт. Часто отвечает вместе со сценографом. Если хорошо играют артисты – хвала режиссеру. Если плохо – он не доработал.

В этом году можно было в полный голос говорить о режиссерских прорывах в «Чайке», «Крейцеровой сонате», «Пинской шляхте» «Фро», «Визите старой дамы», «На дне», «Саша, вынеси мусор».

p2_02

«Чайка» Антона Чехова. Национальный театр имени Янки Купалы.

Николай Пинигин обнаружил в чеховской «Чайке» предчувствие будущих катаклизмов, но не слишком вдумчиво прочитал чеховский текст, чтобы помочь актерам выстроить свои роли и чтобы течение человеческой жизни не превратилось в клочки аттракционов. Новым словом явилась трактовка роли Треплева в исполнении Александра Казелло.

Слишком открыты в проявлениях своих чувств актеры в «Пинской шляхте» и «На дне». «Фро» сделано российским режиссером Русланом Кудашовым в его очень сдержанной печальной манере. «Саша, вынеси мусор» – первая режиссерская работа нашего Дмитрия Богославского, близкая его же собственной тихо-взрывной драматургии.

«Крейцерова соната» – мистически завораживающее действо режиссера Саулюса Варнаса лишено привычной логики. Это, как и могилевское кукольное «На дне», можно назвать термином искусствоведа Ханса-Тиса Лемана «энергетический театр».

Не умаляя достоинств, я рассуждаю как критик и отдаю свой голос этим спектаклям.

Рядом с яркими режиссерскими работами стоят сценографические. Наглухо зашитое досками пространство «Чайки» с глубиной сцены-задника, где есть и колдовское озеро, и кабинет Треплева, и эхо войны. Художник Мариус Яцовскис.

Потрясающе новаторская работа Татьяны Нерсисян в могилевских спектаклях «На дне» и «Самый маленький самолет на свете».

p2_03

«Самый маленький самолет на свете» Светланы Залесской-Бень. Могилевский областной театр кукол.

Эстетическая красота сценографии Ирины Комиссаровой в «Крейцеровой сонате».

Умелое использование подвального пространства Дмитрием Богославским в спектакле «Саша, вынеси мусор».

Нельзя было обойти вниманием оригинальную музыку Андрея Зубрича в «Чайке», Мулявина – Еренькова в «Песняре», Егора Забелова в «Мабыць?», Олега Венгера в «Пинской шляхте».

Все вместе: режиссура, сценография, музыкальное оформление, в некоторых случаях пластика остались без внимания, хотя именно они принесли успех спектаклям и продемонстрировали перспективы нашего движения.

Сорок человек включили в состав четырех жюри. Конечно же, многовато, чтобы оценить двадцать спектаклей. Конечно же, люди все уважаемые, дипломированные, известные театральной общественности. Но разбросали их во многом по принципу случайности, особенно это касалось жюри театра для детей и юношества. Там были хорошие специалисты из разных сфер искусства, но никто из них не занимается проблемами театра для детей ни в куклах, ни в драме. И вообще эту «детскую нишу» конкурса можно было бы назвать «спектаклями для самых маленьких». Их набралось всего три, да и то их нашли исключительно в театрах кукол. А ведь есть еще сказочки в театрах драмы. Наконец, есть театр юного зрителя, который специально обязан творить для детской аудитории.

ТЮЗ не первый год выпадает из поля внимания национальной премии. Стоит задуматься над этим фактом. Считаю, что там сегодня есть только один замечательный и по-настоящему талантливый спектакль для детской аудитории с очень доброй позитивной аурой «Полианна». Он был создан давно Андреем Андросиком, которого уже нет среди нас. Недавно спектакль восстановил актер и режиссер Игорь Сидорчик, но ТЮЗ не продлил с ним контракт. Возможно, по времени создания «Полианна» могла не попасть на конкурс, хотя это вопрос спорный, потому что произошло второе рождение в этом году. Бесспорно другое – спектакль не нравится руководству театра и редко появляется в афише.

ТЮЗ пролетел. Остались без внимания и другие театры. Обиделся Витебск. В ноябре он отметил свое 90-летие. Все-таки Национальный академический коллектив. Не показали свою продукцию Гомель, Бобруйск, гродненская и брестская драма. Случайность или закономерность? Возможно, и то и другое. Многие члены жюри были в отборочной комиссии. Смотрели они заявленные театрами спектакли на дисках. Естественно, видеоматериал сильно отличается от живого спектакля. На командировки для экспертов не было выделено денег.

Драматургический цех, если судить по количеству членов Союза писателей, у нас большой. Пишут пьесы также актеры, режиссеры, журналисты. Почему же появление в театре спектакля по пьесе современного белорусского драматурга – редкое событие?

На Национальную премию были выдвинуты пять претендентов. Напомним, номинировалась лучшая постановка по произведению белорусского автора. Причем здесь балет «Маленький принц»? Создатель текста Антуан де Сент-Экзюпери. Музыка нашего замечательного композитора Евгения Глебова. Постановочная группа как всегда в лице балетмейстера, сценографа, дирижера. Кто же все-таки белорусский автор?

Положим, в музыкальном театре свои законы. Свои законы и у кукол. Талантливая Светлана Залесская-Бень придумала «улетную сказку» «Самый маленький самолет на свете». Но она не драматург, а актриса, режиссер, фантазер, певица. Сценарий для «Песняра» написал Василий Дранько-Майсюк. Возможно, в первоначальном виде у него был более мотивированный текст. Сценический вариант «Песняра» назван театральной версией пьесы. Автор версии Алексей Ереньков. Как разобраться? Чья пьеса?

p2_04

«Мабыць?» Дмитрия Богославского. Республиканский театр белорусской драматургии.

Спектакль РТБД «Мабыць?» – совместное современное исследование, осуществленное актерами, драматургом, режиссером, композитором в жанре документальной драмы. Окончательный текст принадлежит Дмитрию Богославскому. Сейчас документальность снова популярна. Можно говорить о жанровой разновидности: документальная драма, документальная комедия (почему бы нет?), вербатим. Новое жанровое ответвление классической драматургии. При постановке таких спектаклей уже не первый век используют «хождение в народ». Когда-то артисты знаменитого МХАТа прикоснулись к жизни московских ночлежек для спектакля «На дне». Питерские молодые актеры режиссера Льва Додина жили в деревне, изучая местные диалекты и быт, создавая особую атмосферу спектакля «Братья и сестры». Пошли на интервью артисты РТБД, движимые желанием узнать правду и мифы о характере белоруса. В своих поисках нашли жизненную силу и энергию, которая заряжает зрительный зал. Событие, но опять же сложности с определением авторства.

Таковы четыре выдвинутые на номинацию спектакля. Пятым была «Пинская шляхта» Полесского драматического театра из города Пинска. В этом случае все абсолютно ясно. Есть известная, ставшая классикой пьеса Винцента Дунина-Марцинкевича. Есть спектакль режиссера Виталия Барковского. Что здесь соответствует цели нашего конкурса «возрождать, развивать, популяризировать лучшие традиции отечественного искусства»? На мой взгляд, все.

Наверное, в Беларуси все театры ставили «Пинскую шляхту». Пьесу с музыкой, танцами, куплетами всегда играли как легкий пустоватый фарс-водевиль. Несколько лет назад ее глубинный смысл обнаружил режиссер Николай Пинигин и театр имени Янки Купалы с триумфом показывал свой спектакль на разных сценах. После талантливой купаловской постановки, казалось, уже невозможно сказать новое слово без переиначивания драматургического материала. В Пинске это новое слово сказали.

p2_05

«Пинская шляхта» Винцента Дунина-Марцинкевича. Полесский драматический театр (г.Пинск).

Спектакль «Пинская шляхта» целиком сделан в традициях белорусского театра, с уважением к драматургу и современным режиссерским видением того, что из прошлого проникает в настоящее. Национальный драматический театр вырастал из танцевальной, песенной, музыкальной культуры. В спектакле Виталия Барковского все представлено деликатно, интеллигентно, радостно, без переборов. Сейчас это уже не веселый водевильчик с богатой сценической историей. Это трагифарс. Режиссер не придумывает то, чему могла бы сопротивляться пьеса. Он вычитывает темы и образы из первоисточника. Другое время на дворе, другие люди и все тот же страх перед чиновниками, та же необходимость платить за все, не понимая почему. Вся труппа театра на сцене. Не важен сюжет с женитьбой Гришки на Марыське. Одно действующее лицо – народ. Не проблемы амбициозной шляхты, а слезы, переходящие в смех от безысходности.

Так каковы перспективы белорусской драматургии? Они, наивные драматурги, все пишут, пишут, рассылают пьесы по театрам. Их не ставят. Они не догадываются, что ставить и дальше будут очень редко.

Наш маленький анализ показывает: в условиях кризиса надо брать проверенные тексты, можно использовать белорусских авторов лишь частично, следует чувствовать конъюнктуру, а лучше все делать своими скромными силами, чтобы не платить гонорары.

Даже в эту короткую конкурсную неделю можно было увидеть спектакли, где нравственная чистота и красота отданы масскульту, а он, как явление поп- культуры осуществляет дегуманизацию театра. Как жить нам на этом перепутье? Обычно прежде каждое крупное театральное событие широко обсуждалось за «круглым столом», в печати, на научных конференциях. В этом году все прошло тихо, если не считать возгласов в интернете. А следовало бы запечатлеть какие-то итоги. Однако где и как?

У нас есть два театральных творческих союза: СТД и Союз литературно-художественных критиков. Оба они неживые организации. Союз театральных деятелей к Рождеству и Пасхе рассылает поздравления ветеранам и раздает статуэтки в Международный день театра. Спасибо хоть за это. Союз литературно-художественных критиков вообще фантомная организация. Никто, даже сами критики, не знают его состава, не в курсе его деятельности.

p2_06

«Иллюзии» Ивана Вырыпаева. Центр экспериментальной режиссуры БГАИ.

Есть еще два театральных объединения, которые занимаются вполне таинственными научными исследованиями: отдел театра в «Центре исследований белорусской культуры» при Академии наук и научно-исследовательский отдел Белорусской академии искусств. Продукция их также малоизвестна. Широкая театральная общественность к деятельности вышеназванных организаций не привлечена.

К сожалению, и актеры становятся не любопытны и питаются слухами. Им не интересны премьеры, фестивали, гастроли, работа своих коллег. Да и средства массовой информации практически отшучиваются по поводу театральных событий, не проявляя желания анализировать процессы, спорить, сводить рядом разные точки зрения. Лишь газета «Культура» старается отслеживать события и помещать рецензии.

Раньше критическая мысль процветала. Ее могли услышать. Сегодня совершенно необходим диалог между всеми субъектами театрального дела в нашей стране. Ситуация меняется. Важно понять достижения и перспективы.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s