Под знаменами поиска

Татьяна Орлова

Двадцать второй год подряд в самый западный город Беларуси съезжаются театральные коллективы из разных уголков мира. Десять дней Брест живет насыщенной театральной жизнью, приобщаясь к образцам современного искусства, погружаясь в театральный марафон, демонстрируя лучшие образцы искусства международного уровня.

Посудите сами. Спектакль «Ивонна, принцесса Бургундская» по пьесе польского драматурга Витольда Гомбровича поставил в Венгрии украинский режиссер Ярослав Федоришин. Обстоятельный анализ работы дали критики из Литвы и России. Сотрудничество представителей пяти стран.

01

«Ивонна, принцесса Бургундская» Витольда Гомбровича. Дануб Бенд Театр Вац (Венгрия).

У фестиваля нет жюри. Есть команда экспертов, которые ежедневно ведут обсуждение показанных спектаклей. В составе критиков обязательно представители Беларуси и России. В этом году в команду входили также театроведы из Польши, Литвы, Эстонии. Таким образом, оценка всегда независима от чьих бы то ни было симпатий и интересов.

Яркая палитра форм и жанров. На фестивале широко представлено драматическое, кукольное, пластическое искусство, музыкальные, уличные спектакли и обязательно какой-нибудь шокирующий эксперимент. В целом же интересные поиски нового содержания и новых форм.

Принципиально новым на нынешнем фестивале «Белая Вежа» было присутствие малоизвестных коллективов, которые создавали свои спектакли на средства, собранные на краудфандинговой платформе. Это спектакль «Опиум» Центра визуальных и исполнительских искусств «Арт Корпорейшн» из Минска и «Билли Миллиган» «Такого Театра» из Санкт-Петербурга.

02

«Опиум» Виталия Королева. Центр визуальных и исполнительских искусств «Арт Корпорейшн», (Минск, Беларусь).

В самостоятельном творческом плавании без государственного финансирования существуют белорусский Пластический театр «ИнЖест» и музыкант Иван Кирчук, эстонский Театр «Ферть», литовская Театральная студия «Theaomai» и российская «Студия.projekt». Эта новая реальность ничуть не отразилась на качестве. Даже наоборот – остро вскрыла проблемы театральные и социальные.

Интересно на фестивале были заявлены новые темы искусства. Кто-то назвал их спектакль с травмами. Это существование малых народов и объединений в большом государстве. Так польский спектакль «Ремус» посвящен истории кашубов, которые живут между Польшей и Германией, говорят на своем языке и стремятся сохранить свою индивидуальность. Казахский спектакль «Джут» – малоизвестная история семей, погибших в казахской степи в 30-х годах ХХ века. Постановка, полная красивых ритуалов дает представление о том, почему тогда в голодомор погибла половина населения Казахстана. Острые политические переживания ощущаются в грузинском спектакле из Батуми «Синдром, или Кого воспеваешь?». Белорусский моноспектакль «Синяя-Синяя» тоже о прошлом, о предках, про Родину-Рай, историю потерь и обретений.

Среди авторов, вдохновляющих разные театры, по-прежнему Достоевский, Чехов, Островский, Янка Купала, Владимир Короткевич.

03

«Скрипка Ротшильда» Антона Чехова. Московский театр юного зрителя, (Россия).

Россию представляла «Скрипка Ротшильда» в режиссуре Камы Гинкаса по рассказу Антона Чехова с единственным за тринадцать лет ее жизни звездным составом исполнителей, среди которых хорошо известные народные артисты Валерий Баринов и Игорь Ясулович. Сценография не менее известного художника Сергея Бархина. «Скрипка» имеет высшую театральную награду России – «Золотую маску». Она объехала весь мир, включая Америку. К ней навечно припечатались восторги: «мастерский, обезоруживающе трезвый спектакль», «режиссер проводит героев и зрителей через испытание жизнью без обезболивающих театральных средств», «спектакль – настоящее откровение. Он захватывающе красив и поэтичен, одинаково захватывает и сердце и интеллект», «пульсирующие волны горячего и холодного, комедии и трагедии», «пронзительно и провидчески».

Этим сказано все. Ничего не исчезло из спектакля за минувшие годы.

На «Белой Веже» 2017 года он был назван лучшим спектаклем фестиваля.

Худшим (далеко не все, но многие) посчитали трагикомический проект из Санкт-Петербурга «Билли Миллиган». Это четырехчасовое действо в стиле психоделического театра Петра Мамонова, ныне, к сожалению, забытого, построено на проведении медицинских экспертиз в ожидании судебного приговора. Дело происходит в психиатрической клинике, демонстрирует слом сознания. Проект сыгран молодым энергичным коллективом как студенческие этюды, которые не переросли в целостный спектакль, по мнению большинства критиков.

Камерный спектакль «Дочка» – скромная студенческая работа содружества молодых актеров московской «Студия. PROJEKT» – социальная драма, рассказанная прозаическим текстом Захара Прилепина, вызвала бурную дискуссию зрителей. Известный в Минске режиссер Искандер Сакаев поставил в татарском городе Альметьевск брехтовскую «Мещанскую свадьбу», которая была сыграна азартно и темпераментно. Пятый российский спектакль «ВДВ. Всем добрый вечер» был гостевым, антрепризным. Его режиссер и исполнитель главной роли известнейший по телеэкрану Александр Балуев.

В этот раз Россия ничем не удивила. Трудно по отобранным работам судить о панораме ее театральной жизни.

04

«Ремус» Ромуальда Вича-Покойского. Городской театр «Миниатюра», (Гданьск, Польша).

Наша ближайшая соседка Польша постоянно приезжает в Беларусь и охотно принимает наши театры у себя.

В этот раз на брестской сцене были два театра из Гданьска и Вроцлава, две пьесы известных польских драматургов Витольда Гомбровича, Славомира Мрожека, сыгранные театрами из Венгрии и Грузии и музыкальный спектакль в жанре перформативное кино, использующий уникальные театральные технологии.

Этого было достаточно, чтобы окунуться в польскую театральную культуру прошлого века (Гомбрович и Мрожек), сегодняшнего дня (мультимедийный перформанс) и даже узнать захватывающую историю племени, проживающего у побережья Балтийского моря – кашубов. Польский театр, как и всегда, был на высоте. Особенно впечатлили продвинутые театральные технологии. Думается, что в этой сфере им нет равных.

05

«Иванов» Антона Чехова. Театральная студия «THEAOMAI», (Вильнюс, Литва).

Литовцы в этот раз были без любимца брестских зрителей Альгирдаса Латенаса и его спектаклей. Зато удалось познакомиться с молодой театральной студией Сильвы Кривицкене, уже известной в Беларуси по фестивалю «Март-контакт». Это творческое объединение воспитывает исполнительскую культуру на текстах Достоевского и Чехова. Они играли чеховскую пьесу «Иванов» в минималистской среде, практически без декораций, в костюмах, приближенных к современной моде, что позволяет тщательно работать со смысловым материалом драмы и сохранять ансамбль. Спектакль заслужил награду за режиссуру, хотя часть брестских зрителей не захотела вникать в тонкости и сочла постановку скучной.

Мнения о втором литовском спектакле «Ангелы Достоевского» были единодушными. Верная жанру моноспектакля Бируте Мар неизменно на всех фестивалях покоряет своим мастерством и тонкостью исполнения. Выступая здесь не только как исполнитель, но и как режиссер, она окунает зрителей в мир правды и мудрости, совести и свободы выбора, любви и веры. Комедия, драма, трагедия – все подвластно актрисе.

Украина в отличие от прошлых приездов в Брест выглядела скромно. Ее представлял музыкально-драматический театр из города Ровно спектаклем по пьесе Надежды Птушкиной «Ненормальная». Абсолютно зрительский спектакль, покоряющий даже интеллектуалов и скептиков, повествует о любви. Режиссер Владимир Петрив и двое исполнителей очень профессионально и деликатно раскрывают психологию романтических отношений.

Любимец Бреста, создатель потрясающих уличных спектаклей Ярослав Федоришин на этот раз разочаровал. Его «Поезд из Львова», представленный в стилистике немого кино, был лишен ожидаемой выразительной актерской пластики и ярких пиротехнических эффектов. Актеры пели известные песни прошлого века на нескольких языках, много бегали, но уже не удивляли своим уникальным мастерством. Они заехали в Брест по пути на длительные гастроли и, возможно, берегли свои силы.

06

«Боб знает» Урмаса Леннука. Театр Фертъ (РТШ), (Таллинн, Эстония).

А вот эстонские театры давно не видели в нашей стране. Думаю, что о белорусской театральной культуре эстонцы тоже не имеют представления. Тем интереснее было знакомство с молодым театром «Ферть», который играет на русском языке (прежде он назывался «русская театральная школа»). Команда энтузиастов под руководством художественного руководителя Ирины Томингас не имеет своего помещения, дотаций и спонсоров. Вопреки всему они существуют и ездят на фестивали, чаще всего в Россию.

«Новая драма» эстонского драматурга Урмаса Леннука «Боб знает» прошла во всех театрах Эстонии, но только театр «Фертъ» прочел ее не только как историю трудной любви, но разглядел в ней множество смыслов, начиная с вечных законов, по которым устроен мир. Театр умело вытягивает смысл из хаоса. Одновременно предлагает нам матрицу современного мышления. Глубокая изобретательная режиссура отказывается от зрелищности. На сцене всего два стула, которые выполняют разные функции и постоянно работают вместе с актерами. Однако перед нами настоящий театр в отсутствии традиционно понимаемого театра. В нем потрясающие актерские работы.

А дальше на фестивале начались разочарования.

Совсем расстроили коллеги из Латвии, хотя играли спектакль по рассказам Аркадия Аверченко, классика русской литературы, связанного с Русским театром в Риге. Кривлялись и пережимали в подаче текста.

Грузия завоевала публику своим традиционным ярким темпераментом и красивыми грузинскими песнями, прибавив немного политического акцента.

Венгры использовали в сценографии гигантские рулоны туалетной бумаги и золоченые унитазы.

Казахи поражали национальными ритуалами, изображением духов предков, красивым этносом.

Чехи в своем уличном спектакле ездили на гигантских велосипедах, на которые можно подняться только по специальной лестнице.

07

«Исповедь» Ингмара Бергмана. Македонский национальный театр, Киностудия Г.Скопье. (Скопье, Македония).

Скучноватый унылый спектакль «Исповедь» получился у македонцев. Они разгадывали мир скандинавского гения Ингмара Бергмана как статичные действия и отсутствие мыслей о поиске духовной свободы. Возможно, македонцы хотели притушить свой южный темперамент и освоить стилистику неторопливой северной Швеции. Не получилось. Наследие выдающегося шведа осталось для нас загадкой.

Точно также совсем не поняли роман Достоевского «Преступление и наказание» режиссер и актриса из Финляндии. Хрупкую незащищенную Сонечку Мармеладову они поместили в современный мир и сделали опытной проституткой. Краткая, схематичная искаженная пробежка по великому роману строилась на песенном винегрете. Пели «Полюшко-поле», французский шансон, рок и прочие «Грустные песни из сердца Европы» (так назывался их спектакль). Угощали зрителей вином, а пьянчужка Мармеладов – отец Сонечки – ходил по барам с красным флагом, на котором были нарисованы серп и молот. Все смешалось в финских головах, но наши люди решили, что это произошло оттого, что у них сухой закон, и они от души наполнили свой спектакль бутылками с алкоголем.

В последний день фестиваля показали «Бесприданницу» Русского драматического театра имени А.П. Чехова из Молдавии. Текст пьесы Александра Островского поместили в современную реальность, наполнив бандитскими разборками, драками, сексуальными сценами.

08

«Пинская шляхта» Янки Купалы. Национальный театр имени Янки Купалы, (Минск, Беларусь).

Особое место заняла белорусская программа. За девять дней было показано семь спектаклей из Беларуси в разных жанрах и формах. Четыре из них были названы лучшими в своих номинациях. Три остались без наград по разным причинам.

Чтобы не откладывать на финал грустные думы о некоторых особенностях белорусского театрального процесса, определюсь сразу же. Фестиваль открывался «Пинской шляхтой» Национального театра имени Янки Купалы. Закрывался современным балетом Белорусского молодежного театра «Весна священна ли…». Балет не был заявлен как конкурсный. Фарс-водевиль купаловцев тоже можно считать внеконкурсным, так как создан он девять лет назад, и это был тогда качественный творческий продукт со звездным составом исполнителей, с четким глубинным смыслом и сдержанным озорством.

Прошло время. От частой эксплуатации, успеха у публики, постоянных похвал без анализа, смены состава артистов спектакль «Пинская шляхта» превратился в концерт. Незаметно исчез ансамбль. Каждый исполнитель имеет свой сольный выход и старается выжать у публики смех и аплодисменты. Иногда они честно заслуженные, как у Виктора Манаева, бессменного пристава Крючкова. Думается, убери его из спектакля, и все рассыплется. Тихо и выразительно-грустно играет свои эпизоды Александр Подобед (Тюхай-Липский). Старается придерживаться прежнего сценического рисунка Михаил Зуй (Гришка). Однако все остальные исполнители, включая массовку, нажимают на все педали и несутся вскачь, поражая безвкусицей и потерей первоначального смысла. Особенно обидно за Марту Голубеву (Маруся), Ольгу Нефедову (Акулина), Александра Зеленко (Куторга).

Никто из купаловцев не остался на обсуждение. Театр считает себя самодостаточным и давно не сотрудничает с критиками. Ему вполне достаточно аплодисментов зрительного зала, и неважно, какой ценой они заработаны.

Внутренняя замкнутость никогда не идет на пользу. Из-за финансовых проблем редкими стали выезды критиков в региональные театры, также как их участие в фестивалях. Многие театры замкнулись в своем пространстве, озабоченные процессом выживания больше, чем движением вперед. Возможно, поэтому так огорчил спектакль Гродненского областного театра «451° по Фаренгейту».

09

«451° по Фаренгейту» по повести Рэя Брэдбери. Гродненский областной драматический театр, (Беларусь).

Знаменитый роман-антиутопию Рэя Брэдбери об обществе, где сжигают книги и объявляют вне закона думающих людей, когда-то приспособил для сцены известный режиссер Адольф Шапиро. Поставил спектакль Геннадий Мушперт, показав мир, в котором нет жизни. Фантаст был захвачен идеей сохранения и передачи культуры. Проблема актуальная сегодня и во все времена. На программке слова писателя: «Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперек». Слова, адресованные всем, кто не хочет подчиняться выверенным правилам. Удивительно, что талантливый Мушперт правилам подчинился и сделал просветительский спектакль вместо бунтарского, какого от него ожидали.

Театр, управляемый Мушпертом, не раз талантливо показывал интересных людей, которых не понимает и отвергает общественное мнение. Сейчас же вместо углубления в проблему произошла стремительная, накаченная ритмом, музыкой, видео и актерской суетой сложная полемика. На обсуждение спектакля пришли все участники. Они молча выслушали критику, встали и ушли. Обиделись.

С удовольствием перехожу к фестивальным победам белорусов в разных номинациях. Принципиально новым было присутствие малоизвестных, не репертуарных коллективов. Скажем проще, театров без своих помещений и государственного финансирования. Показательно, что они заявляли новые темы искусства и остросоциальные проблемы. На первое место можно поставить спектакль «Опиум» Центра визуальных и исполнительских искусств «Арт Корпорейшн». Постановку Александра Марченко брестчане потребовали показать дважды.

10

 «Золотой век, или Триумф бога из машины». Пластический театр «ИнЖест», (Минск, Беларусь).

Среди уличных спектаклей лучшим был назван «Золотой век, или Триумф бога из машины». Площадная пантомима в стиле барокко, красивая сказка с красивыми костюмами, пиротехническими эффектами. Актеры работали на ходулях немыслимой высоты под музыку, созданную при дворе Людовика XIV. Без слов, но с непередаваемым юмором и выразительностью тел.

Моноспектакль на основе белорусского фольклора «Дорожка моя» – детище Ивана Кирчука, известного по группе «Троица». Брестский академический театр драмы помог ему с режиссурой и сценографией. Наш «белорусский шаман», как иногда его называют, показал этнический спектакль, наполненный предметами, масками, куклами, народными инструментами, вышиванками. Исполнитель с уникальной внешностью погружает зрителей в транс, исполняя этно-музыку. Несмотря на звучание сорока народных песен, это не концерт, а спектакль. Даже можно сказать, продукт на экспорт. Сам Иван Кирчук говорит так: «Своей программой я хотел бы обратить внимание людей к своим корням, к предкам, потому что без них не было бы нас, не было бы будущего. Мудрости прародителей наших низкий поклон».

«Синяя-Синяя» – маленький шедевр театра кукол. Пожалуй, впервые кукольники участвуют в фестивале моноспектаклем. Постановщик Игорь Казаков переосмыслил, сделал очень современным рассказ Владимира Короткевича. Замечательный артист Могилевского театра кукол Николай Стешиц один на сцене. Он работает с куклами, предметами, видеозаписями и даже с песочной анимацией. Песок и стекло, свет и тень, движения рук художника и фантазия создают образы, которые сменяют друг друга на глазах зрителей. Так создается песочная история. Недолговечность отличает песок от других художественных материалов. Недолговечность жизни звучит в галлюцинациях исполнителя Николая Стешица.

Неповторимый мир спектакля кроме классика белорусской литературы Короткевича, режиссера Казакова, актера Стешица создала также сценограф Татьяна Нерсисян.

Праздник театрального искусства в Бресте не имеет конца. По заверению руководителей города и его директора Александра Козака он будет продолжаться, радуя победами, открытиями, позволяя увидеть зеркало жизни во всех ее нескончаемых вариациях, а театр – в постоянном поиске.

Фотографии предоставлены Брестским академическим театром драмы.

Под знаменами поиска: Один комментарий

  1. «В этот раз Россия ничем не удивила. Трудно по отобранным работам судить о панораме ее театральной жизни» ))))
    Тимофей, я, как говорится, мзду не беру — мне «за державу обидно»… Потому вопрос: — А кто же отбирал для ВЕЖИ эти неудивляющие российские работы? Может надо «в консерватории» подправить и с отборщиками проработать ?

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s