«13 первых правил»: болевые точки, любовь

Жанна Гурина

Удивительно это или нет, но остается закономерностью: творчество белорусов сначала «принимают» за пределами страны, чтобы после «дазволіць» в пределах. Хочется, чтобы этот текст стал исследованием «болевых точек», а не понятия «чернуха», давно ушедшего в разряд архаичности.

01

«13 первых правил»  по пьесе Дмитрия Богославского «13 первых правил баскетбола, сформулированных Джеймсом Нейсмитом». Киевский академический театр драмы и комедии на левом берегу Днепра.

В начале февраля в Киевском академическом театре драмы и комедии на левом берегу Днепра состоялась премьера. Хорошо знакомый белорусскому зрителю режиссер Стас Жирков поставил спектакль «13 перших правил»по пьесе Дмитрия Богославского «13 первых правил баскетбола, сформулированных Джеймсом Нейсмитом».

Тандем Богославский-Жирков существует не первый год, как результат – яркие театральные события, которые рикошетом отражаются в Беларуси. После спектакля «Любов людей» (по пьесе «Любовь людей») имя Стаса Жиркова стало звучать во многих украинских СМИ, а спектакль «Тату ти мене любив?» (по пьесе «Тихий шорох уходящих шагов») и вовсе покорил театральную общественность – обладатель специальной премии Всеукраинского театрального фестиваля «ГРА»; был назван среди 5 лучших премьер Киева рейтингом театральных критиков «Київський рахунок»; признан лучшим спектаклем киевского театрального сезона 2017/2018 годов изданием GAZETA.UA; Антон Соловей за роль Альберта/Юрасика получил профессиональную театральную премию «Київська Пектораль-2017».

02

Андрей Исаенко (Владимир), Ирина Ткаченко (Валерия).

Теперь вот «13 перших правил»… Замечу сразу, пьеса не вызвала столько декадентского «ажиотажа» в Киеве, сколько его прозвучало в Минске. Тем не менее, постараемся разобраться, почему эта пьеса – воплощение болевых точек человека, а не «чернуха», и попробуем показать, какой она может быть, обретая сценическую жизнь.

Дмитрий Богославский о пьесе«13 первых правил…»

2_1

– В какой-то момент, году в 2017, мне казалось, что я больше никогда не буду писать злых пьес, а «13 первых правил» именно такая пьеса, она острая, направлена на болевые точки, на «скелеты в шкафу». Тем не менее «никогда не говори никогда» работает, а я просто не могу не откликаться на какие-то видимые мною проблемы общества. Для меня эта пьеса важна тем, что она находится в поле диалога со зрителем (как я смею предполагать). Мне кажется, что пьеса абсолютно точно направлена на этот диалог, и не может не вызывать ответной реакции. Мы в какой-то момент запечатываем кокон своего эго, и смотрим на мир уже только оттуда, поэтому «идти по головам», жертвовать ближним, предавать, становится очень легко. А все, как мы знаем, начинается с малого, поэтому, пьеса направлена на предотвращение этого малого. Начинаем с себя, с ближнего и т.д. и т.д. и т.д. Как у Достоевского Зосима говорит: «Лгущий самому себе никакой правды ни в себе, ни кругом не различает, а стало быть, входит в неуважение к себе и к другим. Не уважая же никого, перестает любить…»

03

Андрей Исаенко (Владимир), Евгений Авдеенко (Игорь).

Спектакли Жиркова становятся тем пространством, где момент терапевтической игры выходит на первый план, где стираются границы между сознательным и бессознательным, сном и реальностью. Хлестко, честно и местами очень трогательно – так строит диалог со зрителем Жирков. И «13 перших правил» не исключение.

В какой-то момент понимаешь, что спектакль обретает форму твоего личного бэд-трипа: когда психика обезоружена, «баскетбольное поле» становится полем символов, фантазий и смысловых ориентиров, а правила напоминают о том, что, если зайти слишком далеко, тебя могут «выбросить»за пределы поля, а то и вовсе «дисквалифицировать без права на восстановление».

Стас Жирков о пьесе «13 первых правил…»

3_1

Есть Дима, которого я считаю лучшим драматургом постсоветского пространства. И, естественно, когда он написал новый текст, мне сразу захотелось прочесть. Во мне он отозвался и дальше я уже ждал подходящей возможности, когда и с кем я мог бы это сделать. И этой возможностью стали четыре отличных актера, которые, как мне кажется, подходят под эту историю так, как я ее вижу. Этот текст я называю плюс-минус безопасным, ты в любом случае «не проиграешь» с ним.

Эта пьеса и этот спектакль абсолютно терапевтичны, ведь мы так часто любим бежать от правды, от себя. Нам проще говорить, что это ложь, жизнь не такая и все это выдумка, нам проще врать, когда на нас очередная маска.

Мы все носим маски, и чем дальше, тем сложнее узор, он прорастает внутри, прирастает снаружи и все труднее становится сохранить в себе человека. Бокал шампанского – и мы превращаемся в животных, готовых «прыснуть» ядом мучительной правды. Жалим, ударяем по самым болевым точкам, надрезаем воспалённые раны, чтобы вразрезе было видно, кто кому какое неожиданное откровение и «подарок» приготовил. И чтобы заслужить «подарок», не обязательно быть чемпионом в «баскетболе».

Спектакль превращает пьесу в пособие по умению любить. Неужели «умение любить» можно обозвать тем самым архаичным словом?

04

Андрей Исаенко (Владимир), Ирина Ткаченко (Валерия).

Дмитрий Богославский:

– Ни один автор ничего не выдумывает из своей головы, любое творчество является компиляцией опытов и знаний, поэтому автор лишь слагает увиденную им жизнь в нужной ему последовательности. Во-вторых, давайте уже будем рассматривать так называемую «чернуху» как средство, как изобразительный мазок нужный для контраста, для выявления главного. Если за чернухой ты не видишь, например, любви и надежды, то уж простите. Я не снимаю с себя ответственности, а лишь говорю о том, что всегда нужно попытаться понять, на что тебе указывает эта рука автора. А видеть свет – это личная работа каждого, и, если ты его не видишь, нужно копаться в себе. Поэтому с уверенностью говорю, что мои герои наделены чувствами, они прорываются сквозь «кокон» эгоизма и жестокости. И я уже как-то говорил, но повторю, что не знаю ни одного автора, кто бы писал ради чернухи.

Стас Жирков:

– Мне кажется, когда мы не готовы воспринимать новое – это невежество по отношению к поколению. Каждый раз ругаем новое поколение, не пытаясь разобраться в нем. В советское время театр был тем местом, которое заменило церковь, заменило религию, так как нравственный идеал должен был оставаться неизменным. И этот момент, когда в театре нельзя показывать жизнь, которой ты живешь, остался, и, мне кажется, именно оттуда корни нашего невежества.

Лишь в пьесе и спектакле, которые создавались в любви, можно через все препоны циничности и злости найти трогательное и живое. «13 перших правил» – это спектакль, в котором сладко плакать и горько смеяться, это пьеса-игра, которая напоминает о том, насколько важно не заиграться.

05

Сцена из спектакля.

Дмитрий Богославский о спектакле «13 перших правил»:

Всегда с интересом воспринимаю режиссерское прочтение, к счастью, жизнь позволяет увидеть свои пьесы в нескольких интерпретациях. На видео я смотрел спектакль Лесосибирского театра «Поиск» в режиссуре Константина Солдатова, прочтение Александра Марченко – в формате читки с артистами РТБД, теперь вживую дважды смотрел спектакль Стаса Жиркова. Это все разные спектакли, с разными акцентами, что меня не может не радовать, значит, пьеса живая, она может трактоваться по-разному, режиссеры могут жонглировать смыслами, значит в ней есть этот коридор, место для импровизации, поиска, место, где режиссер вместе с артистами не просто говорят словами автора, но вкладывают и свое отношение. Значит на сцену выходит не просто исполнитель, а гражданин со своей осмысленной позицией. Тот театр, что предлагает Стас в своих спектаклях, то, как принимают и отдают материал актеры, этот энергетический заряд просто не дает тебе шанса остаться безучастным. Мне очень нравится его манера никогда не заигрывать со зрителем, а говорить прямо. При всей образности его режиссуры, при наличии всей этой режиссерской надстройки над текстом, то что пересекает рампу и уходит в зрительный зал остается прямым и честным, абсолютно конкретным, внятным, а потому и проникающим в нас. И тут есть одна хитрость, которой многие пренебрегают. Театр Жиркова – это диалог равных.

06

Евгений Авдеенко (Игорь).

Стас Жирков о рабочем процессе над спектаклем «13 перших правил»:

– Мне было тяжело разобраться, насколько главные герои циничны в этой игре. И мне было интересно сделать так, чтобы с одной стороны это была игра, но с другой – чтобы все равно она проходила через определенные человеческие оценки и структуру.

Для меня главное открытие в этой работе – актеры, так как до этого я работал только с Ирой Ткаченко [в спектакле исполняет роль Валерии], с Андреем Исаенко [в спектакле исполняет роль Владимира], Анастасией Карпенко [в спектакле исполняет роль Инги), Евгением Авдеенко [в спектакле исполняет роль Игоря] раньше не работал, и для меня это самая большая ценность. Мы очень прониклись друг другом. Пьесы Димы как раз и способствуют тому, чтобы люди влюбляются друг в друга, проникались друг другом, проблемами, взглядами. Потому что он создает пьесы с любовью.

P.S. Материал из Киева, посвященный будущему спектаклю в Минске по пьесе Дмитрия Богославского «13 первых правил…» в прочтении Александра Марченко.

Фотографии Дарины Дайнеко-Казьмирук

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s