Кофе с кураторами Russian Case, часть ІІ: Марина Давыдова

Мы продолжаем публиковать интервью с кураторами Russian Case. Первую часть – беседу с Павлом Рудневым – читайте здесь.

О границах интерпретации классики

davydova— Вопрос о классике на сцене никогда не исчезал с повестки дня. Впервые я его услышала примерно 25 лет тому назад. С тех пор он то и дело возникает, и начинаются общественные дебаты. А у меня складывается впечатление, что мы живем в сказке о заколдованном времени: одни и те же вопросы, на которые уже давно вроде бы получены ответы, снова и снова всплывают в нашей жизни.

Острота момента, собственно, заключается даже не в том, что мы опять начали этот бессмысленный разговор про границы интерпретации классики, а в том, что споры выплеснулись за пределы театрального сообщества. До недавнего времени люди во власти все-таки предпочитали, чтобы все эти споры оставались внутри театрального комьюнити. Они сами впрямую к ним никогда не подключались. И это давало театру возможность как-то развиваться, жить, дышать. А совсем в недавнее время все выплеснулось из берегов. И сейчас вопросы об интерпретации классики, как ее ставить, что с ней делать, и вообще, каким должен быть театр, каким ему прилично быть, а каким неприлично, вышли буквально на государственный уровень. Стали повесткой дня не театральных деятелей. И чуть ли не каждая домохозяйка имеет свои представления о каких-то правильных и неправильных режиссерах, о том, что они там такое…

Читать далее

Кофе с кураторами Russian Case, часть I: Павел Руднев

Людмила Громыко

Каждую весну, незадолго до подведения итогов Российской национальной театральной премии «Золотая Маска», в Москве собираются театральные критики, продюсеры, менеджеры со всего мира на фестиваль Russian Case, где представлены лучшие российские спектакли прошедшего сезона. Кураторам фестиваля, лучшим российским критикам, приходится решать очень сложную задачу: кому из театральных ньюсмейкеров в этот раз отдать предпочтение при формировании программы. Как соединить несоединимое – большие и малые формы, классику и новую драму, постдраматический театр, спектакли-перформенсы и театр танца. Но всякий раз в итоге возникает впечатляющая картина современного мира — экспрессивного, ироничного, беспощадного, злого и доброго, способного и неспособного дать ответы на тысячи вопросов. Лучшие спектакли российского театра обязательно вступают в диалог со зрителями, будоражат совесть и сознание. Мол, не спи — замерзнешь.

«Камера обскура» по Владимиру Набокову. Александрийский театр (Санкт-Петербург).

«Камера обскура» по Владимиру Набокову. Александрийский театр (Санкт-Петербург).

В этом году страсти по «Золотой Маске» бушуют с особенной силой. Кажется странным: под сомнением право живого театра на существование. Особенно непонятно это для нас. В Беларуси в десяти спектаклях разных театров бывает сложно найти три отличия, чаще всего со сцены звучат песни ни о чем и все более решительно стирается авторское начало.

Читать далее